Время войны. Начало

24 февраля утро началось не совсем как обычно: я проснулась в 4:00, посетила уборную, обнаружила начало кровавых дней, начавшихся раньше, чем полагается. Сделала кофе. Почитала книгу.

Это был первый день в новой квартире. Днем раньше я перевозила вещи со старой квартиры на Гагарина, в новую — на Французский бульвар. Торопилась быстро расположить все необходимое в новом пространстве, чтоб на следующий день уже заняться живописью и подготовкой нового проекта. Не терпелось приступить к работе.

Моя любимая улица, в пешей доступности до самого центра, в нескольких минутах от трассы здоровья. Квартира располагается под купольной крышей. Стена полукругом и в самом нужном месте — два небольших окна, из которых видны частные домики, любимые склоны, канатную дорогу, кроны деревьев перед пляжем «собачка», меж которыми я в середине пробежки останавливалась посмотреть на море и поприветствовать солнце, сопровождая это полуритуальными танцами с улыбкой до ушей и внутренней благодатью.

24 февраля, спустя час после пробуждения, я решила открыть окно на проветривание. И спустя несколько секунд, как открыла окно, прозвучали взрывы. В это мгновенье жизнь изменилась.

Немедленно закрыв окно, я побежала в конец квартиры, вдоль стен полукругом, ближе к выходу. Села на пол, облокотившись к стене, зажав колени руками. Электрический ток пробежался по телу, от макушки головы до пальцев ног. Я начала думать о том, где мой паспорт, рюкзак, что брать — куда бежать. Мысли путались. Зашла в фейсбук, проверить, пишут ли люди что-то. Весь город проснулся. Все в таком же шоке от взрывов. Слышали во всех районах Одессы и области. А потом оказалось, что и не только в Одессе. Проснулась вся страна.

Через пол часа мне написала моя подруга С., с которой я познакомилась в первый период странных событий — коронавирусного карантина.  У нее есть собачка Герда и мы время от времени вместе ходили прогуляться утром к морю. «Лен, я иду на рассвет, ты со мной?»

Не думая, я сразу согласилась ибо ничего лучше, чем прогуляться к морю с близким человеком, и таким образом сжечь уровень паники в крови, я не знала.

Впервые в жизни я шла к морю в рассветное время и мне было страшно. Это необычное чувство, поскольку в жизни было много разных ситуаций, когда бы обычный человек мог бояться, а я нет. Надо было пройти всего по одной улице. Проехала машина, я настороженно оглянулась. В этот момент мир казался больше не безопасным.

Бесконечно длинные 10 минут и вот я вижу силуэт С. и Герду, радостно бегущую мне на встречу. «Как хорошо, что собаки не понимают», — подумала я.

Мы крепко обнялись и пошли к морю. «Сфоткай меня» — почти одновременно сказали друг другу, что тоже было совершенно не типично. «На память». «Вдруг больше не будет рассветов» — никто из нас это не произнес эту фразу в слух, но это прозвучало очень громко.

Обсуждая ситуацию, я никак не могла сложить в голове, как такое возможно в 21 веке. Война. «Лен, на нас напали, мы защищаемся, это нормально». Эту фразу я долго проговаривала внутри, ибо в моем мире стрелять, кидать бомбы, взрывать и т.п. — даже в играх не воспринимаю.

Я из тех людей, кто вздрагивает от петард в новый год и при рекомендациях фильмов спрашивает «надеюсь, там нет много насилия и крови?»…

 

 

 

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.